Просмотров: 11900

Не гоняйте быстрее, чем летает ваш Ангел-Хранитель

Сзади снова показался свет фар, но девушка даже не оглянулась — по звуку было понятно, что едет байк. А раз байк, значит, скорее всего, Макс. Уж кого-кого, а его она хотела сейчас видеть меньше всего.
Звук работающего мотора стал почти оглушающим и вдруг стих прямо рядом с Алей.

— Эй, привет, крошка! — голос был незнакомым и Аля обернулась. — Ой, а я тебя знаю. Ты — Аля, девушка Макса.
— Бывшая девушка. — Поправила его Алина. — Слушай, я тут свой байк убила… До города не подвезешь, а то топать ножками такой облом?

Она оглядела его «коня» и восхитилась тюнингом — весь черный, с редкими хромированными деталями, он выглядел впечатляюще. Да еще вместо привычного руля были установлены огромные закрученные в спираль рога, которые «росли» из «человеческого» черепа.
Парень, весь в черной коже — бондана, косуха со множеством заклепок-черепов, штаны, ботинки-казаки — слез с байка и встал рядом с девушкой:

— Вообще-то у меня другие планы. Сейчас подтянутся мои друзья и мы рванем на ночную прогулку. Хочешь с нами? Тут недалеко есть проселочная дорога, мы там все время зависаем. — Пока он говорил, подъехали еще пять байкеров и встали колонной. — Ну что, ты с нами?
— Ребята, я вас почти не знаю, вернее, совсем не знаю.
— Я — Крамп, а это мои друзья, все любители скорости и драйва. А мы тебя знаем и многих из ваших знаем. Валька Ржавого, например…
— Валек погиб в прошлом году. Разбился на байке. — С грустью сказала Аля.
— Да ты что? Правда? Вот не знал… — выразил удивление Крамп. — Ну, Макса твоего…
— Он не мой! — Отрезала девушка.
— Ой, какие мы нежные. — Послышался голос одного парня, который осекся, поймав взгляд Крампа.
— Короче, ты с нами или нет? Ты же любишь скорость? Так поехали, прокатимся. Ты же ничего не теряешь, а потом мы тебя почетным эскортом проводим, куда надо… Я же говорю, мы многих из ваших знаем и тебя знаем. А ты с нами успеешь познакомиться позже, время есть. Думаю, не сегодня, так завтра и Макс — большой любитель скорости — к нам присоединится. Мы его уже заждались.

Пока они разговаривали, к ним подошел высокий молодой человек. Друзья Крампа расселись по мотоциклам и стали кружить вокруг. При этом они оскорбляли парня и требовали, чтобы он убрался восвояси, потому что ему тут ничего не обломится.
В свете фар, сквозь густой туман, блондинистые волосы выглядели несколько неестественно и ирреально, как нимб. Тем более неуместно он выглядел в окружении черных мотоциклов на большой дороге.

— Аля? Алина? Здравствуй. Я Николай, знакомый твоей мамы… — Проигнорировал мужчина задиристых байкеров.
— Что-то я раньше не слышала о вас; ну ладно, не суть. Что вы тут делаете, среди ночи? — удивилась девушка.
— Ну, не среди ночи, скоро рассвет. — Когда Николай говорил, на его щеках появлялись симпатичные ямочки. — Ваша мама… она волнуется за вас. И просила меня съездить, посмотреть как вы тут, эм-м-м, отдыхаете.
— Мама? Что-то с трудом верится. Она знает, что я должна приехать в воскресенье вечером.
— Ты слышал, катись отсюда! — Черты лица Крампа исказились злобой. — Она едет с нами.
— Крампус, я не с вами разговариваю, а с Алей. Она сама решит, в какую сторону ей идти. Аля?
— Ну… А я сейчас маме позвоню и спрошу про вас. — Она стала хлопать себя по карманам. — Ой, я его, кажется там, возле байка потеряла. Ребята, есть у кого телефон? Что, ни у кого нет? Ну, вы даете!
— Короче, хорош рассусоливать! Прыгай ко мне за спину и поехали. Второй раз приглашать не буду, учти. А на такой скорости, как у нас, ты еще никогда не каталась, отвечаю!
— Аля, ваша мама действительно очень о вас переживает. Если вы уедете с ними…
Алина взяла за руку Николая и повернулась к Крампу:
— Крамп, прости. Давай в следующий раз, ладно? Я очень люблю маму и не хочу заставлять ее переживать обо мне. У нее сердце слабое, так что…
Байкеры не дослушали ее, их лица выражали такую ненависть, что Аля отшатнулась от новых знакомых. Они матерились и улюлюкали, катаясь вокруг собеседников, как акулы.
— Ты пожалеешь! — Крикнул Крамп, сел на байк и с места рванул ручку газа так, что уже через секунду его не стало видно в тумане. Неожиданно рев моторов совсем стих.
— Уверен, ты сделала правильный выбор.

Аля посмотрела на улыбающегося Николая, пожала плечиками и они стали подниматься в горку. Где-то там, впереди угадывался рассвет и как только они достигли вершины холма, первый луч солнца ослепил девушку. Она зажмурилась и отвернулась, а когда открыла глаза, Николая рядом уже не было. А была мама. Заплаканная, она сидела возле больничной койки, где в гипсе, подключенная к аппарату искусственного дыхания, лежала Аля.
— Очнулась! Господи, она очнулась! Спасибо тебе, Николай Чудотворец, — мама поцеловала образок. — Спасибо за мою дочь, спасибо за то, что она жива!